«Лох лява…». Арцахский диалект без Арцаха. Удастся ли его сохранить?

1 марта, 2024 - 17:30

Арцахцы покинули историческую родину, оставив ее супостату. Сохранили лишь память и арцахский язык – свой диалект. Изгнанники говорят на нем между собой, но в другой среде иногда как бы стесняются: их красочный диалект часто вызывает улыбки. Так когда-то случилось с «ахпарами». Что будет с этим диалектом – также всеармянским языковым богатством? Об этом размышляет известный педагог, автор учебников армянского языка для диаспоры Еразик АРУТЮНЯН в интервью Армянскому музею Москвы.

— В чем особенность арцахского диалекта, какова его история и чем он отличается от других диалектов армянского языка?

— Все армянские диалекты, а их насчитывается более сорока, особенные.  Первые сведения об арцахском диалекте нам оставил в VIII веке Степанос Сюнеци (митрополит Сюникский), языковед, музыкант, переводчик и поэт. Первое исследование, посвященное арцахскому диалекту, появилось благодаря профессору арменоведения Санкт-Петербургского университета Керопэ Патканяну в 1969 году. В 1901 году вышла специальная монография «Исследование карабахского диалекта» («Քննութիւն Ղարաբաղի բարբառի»), автором которой был знаменитый лингвист и этимолог, академик Рачья Ачарян. Автором второго фундаментального труда стал Каро Давтян, у которого я училась. В своей работе он классифицировал и картографировал все под-диалекты Арцаха и подробно описал их грамматические особенности.

Как любой диалект, арцахский древнее литературного языка. В нем много слов и оборотов из грабара. Например, современный арцахец на улице мог запросто поприветствовать встречного: «Հարգս՝ հարգավորաց, պատեվս՝ արժանավորաց». Это удивительная фраза на грабаре, означающая «Мое почтение уважаемым, моя честь достойным». Арцахский диалект отличается богатой звуковой палитрой, многообразием эпитетов и образных выражений. 

— Почему такой важной задачей сейчас Вы считаете сохранение арцахского диалекта?

— Идентичность народа проявляется, в первую очередь, в языке, традициях, обычаях и обрядах. Пока мы можем сохранять это все, будет жива надежда на возвращение Родины. История армянского народа — это, к сожалению, в большей степени история потерь, чем приобретений. И всякий раз после потери очередной территории наши великие мыслители выдвигали идею сохранения духовной Армении. Арцах всегда был армянским, десятой провинцией Великой Армении. И как часть Армении мы должны сохранить духовный Арцах.

— В социальных сетях читала Ваш призыв к благотворителям — не способствовать переселению арцахских армян в Россию или Европу, а помочь им обустроиться на родине, в том числе, чтобы сохранить свой язык.

— Очень сложно сохранить язык и культуру, когда утрачена территория, разрушена языковая среда. Идеальным решением могло бы стать компактное переселение арцахцев. Все остальные способы передачи — через культурные мероприятия, кружки и клубы общения — не будут такими результативными. Конечно же, диалект еще долго будет жить в семьях (как живет до сих пор западноармянский язык). Но это будет похоже на дерево, которое выкопали в лесу и посадили на подоконник.

— А надо ли бороться за сохранение диалектов? Не важнее ли для единства нации, чтобы был один общепринятый язык? И так уже существуют две формы армянского языка — западноармянский и восточноармянский, множество диалектов?

— Бытование диалектов — это естественный процесс. Диалект это ведь самое живое, непринужденное и нерегулируемое состояние языка. Его нельзя искусственно создать или запретить. Мы уже многое потеряли. И то, что осталось — наше богатство. Многообразие диалектов армянского языка свидетельствует о его древности. Об армянских диалектах наши историографы упоминают еще в V веке. Возникновение множества диалектов обусловлено нашими географическими особенностями, горной местностью, когда отсутствовало прямое сообщение между провинциями. Безусловно, диалекты важно сохранить. Они обогащают литературный язык, придают ему колорит и выразительность.

— Как связан язык и менталитет? Есть ведь большая разница в том, как на вօпрос «Ինչ կա չկա?» (как дела) тебе отвечают — «փող շկա» (денег нет) или «լոհ լյավա» (все хорошо)?

— Менталитет арцахского армянина, на мой взгляд, это лучшее, что есть в межличностном общении. Здесь мы видим, как нравственные ценности Востока соединились с лучшими чертами Западной цивилизации. В Арцахе никогда не вставал гендерный вопрос, не существовало домашнего насилия, культивировались семейные отношения. Наш народ очень творческий, эмоциональный, отсюда и уязвимый, хрупкий.  Арцахский армянин во многом идеалист. Отсутствие прагматизма, адекватной оценки внешней ситуации — наша проблема. К тому же, арцахцы по природе своей миролюбивый народ.

— Как это миролюбие запечатлелось в устном творчестве арцахцев?

— Арцахцы, например, говорят «Ես կռև ըմ հնձում, տու կռև ըս սերմում:» (Я пожинаю раздор, ты сеешь раздор). Или есть такое выражение «Հայը մղրաճանջ ա, խարտը կուրցրած: (Армянин как пчелка, потерявшая жало). Или вот еще «Հանց բեդար աշխարքս շնողենն ընար, վեչ թա քնդողենը:» (Мир должен бы принадлежать строителям, а не разрушителям».

— Считается, что арцахцы очень способны к иностранным языкам. И на русском многие говорят даже лучше, чем в Армении. С чем это связано?

— Арцахцы, действительно, очень способны к языкам. Во-первых, на Кавказе всегда жили разные народности, и со всеми надо было находить общий язык. Во-вторых, у них очень ловкий речевой аппарат. В арцахском диалекте одиннадцать гласных против восьми в литературном языке, четыре ряда согласных вместо трех. Знание русского языка обусловлено не только советским влиянием. Русский всегда противопоставлялся азербайджанскому. Поэтому в качестве второго языка параллельно с родным армянским арцахцы выбирали русский.

— У нас до сих пор нет единой общепринятой методики обучения армянскому языку для диаспоры. Каждая школа предлагает свою систему преподавания. Вы много лет посвятили созданию учебников и программ обучения армянскому языку. Почему, на Ваш взгляд, так сложно освоить разговорный язык даже людям, имеющим армянские корни?

— Да, действительно, гораздо проще научить читать и писать. Для развития разговорных навыков надо погружать в среду, создавать мотивацию, помогать преодолевать барьер и начинать общаться, имея ограниченный словарный запас. Грамматика должна быть практической, а не теоретической. Это не сложно, тут нужен настрой. Но самое важное — разбудить армянский дух, любовь к языку и культуре, преданность корням. Поэтому не случайно я назвала свои учебники «Младший Мгер» и «Старший Мгер» по имени героев армянского эпоса, ибо в нем [эпосе] есть зародыши всех пластов духовного мира.

— Возвращаясь к языку арцахцев, какие Ваши любимые примеры их творчества?

— Арцахский фольклор очень богатый. И у меня много любимых примеров. Но сейчас на память приходит одна притча. Это притча о куропатке. Куропатка, едва проснувшись, начинает петь. Она поет прекрасно. Но этим прекрасным голосом часто выдает свое место охотникам и попадает под обстрел. А соседские птицы ее за это винят. «Ну зачем ты поешь, ведь из-за твоего пения наши братья и сестры становятся жертвами охотников. Неужели нельзя не петь?» И Куропатка отвечает: «Я не могу не петь, потому что у меня в сердце песня». Да, у нас в сердце песня. И ее нельзя заглушить.

Беседу вела Ирина Аванесян.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image