Они повторяют арцахский «сценарий», в Ереване понятия не имеют, что их ждет: дед Вардгес из Тавуша

27 марта, 2024 - 11:58

Если даже не говорить о крови, пролитой нашими ребятами, о безопасности наших сел,но как можно отдать им межгосударственную дорогу, газопровод? Ведь ситуация будет такая же, как в Арцахе. Чтобы это понимать, много ума не нужно.

Дед Вардгес из Киранца живет в Киранце уже 87 лет, то есть всю свою жизнь. Его отец, который родился в 1900 году, тоже всю жизнь прожил в Киранце. Он говорит: история нашего села долгая, монастырь Киранц, Аракелоц, Сраноц, церковь Пресвятой Богородицы в Ачаркуте, которая тоже наша, кладбища полные хачкаров -тому свидетельство.

Дед Вардгес 53 года проработал в селе столяром. В 1990-х годах, в возрасте 53 лет, ему пришлось взять в руки оружие и поддержать деревенских ополченцев, поскольку кочевые племена, обосновавшиеся рядом с деревней, начали преследовать жителей. «Они поселились на наших исконных землях, вы знаете, как они умеют размножаться, заполонили и стали чумой на наши головы, только сорок пуль в крыше моего дома», — говорит дед Вардгес.

Он вспоминает операцию «Кольцо» 1991 года, и его голос начинает дрожать от волнения. «Турок было мало, но за ними шли русские войска, ну, их тогда называли советскими. В наше село вошли семь танков, три вертолета, 50-60 российских солдат. И они поставили перед нами условие: сдать все оружие и фидаинов. С 6 часов утра до 5 часов вечера, все оставались там, где были, нам не давали сдвинуться с места. Но кто сошел с ума, чтобы отдать фидаинов? Мы не сдали ни оружие, не фидаинов. Нам многое пришлось перетерпеть, но ребята с пылкой душой отвели опасность, нависшую над нашими головами. Наши отважные ребята воевали против танков, вы понимаете, танков, они даже танк захватили. Наши храбрецы ночью охраняли село с самодельными гранатами и охотничьими ружьями, а мы охраняли село днем. У меня было два глаза, я задействовал их оба, взял ружье и охранял границу, чтобы турок не подошел к нашему селу. Это были страшные дни, жертвы, скорбь. О чем они сейчас говорят, я не понимаю. Мы пролили столько крови за нашу землю, правильно ли так обращаться с землей, освобожденной кровью? Турки — трусливые собаки, они чувствуют себя сильными рядом с русскими, как только русские уходят, они сбегают, как трусливые собаки. Если бы те, кто собирается отдавать землю, во время войны прожили в нашем селе хотя бы час, они бы сегодня говорили иначе.

Если даже не говорить о крови, пролитой нашими ребятами, о безопасности нашего села, но как можно отдавать межгосударственную дорогу, газопровод? Ведь ситуация будет такая же, как в Арцахе. Чтобы это понять, много ума не нужно. Ну, скажем, мы как-то решим свои вопросы за счет леса и дров, а как же города, что будет с Ереваном, они об этом думают? В Ереване понятия не имеют, что их ждет. Наш враг думает не так, как мы, они перекроют дорогу и газ, и мы окажемся в той же ситуации, что и Арцах, мы этого хотим? Мне 87 лет, но я готов встать рядом с ребятами нашей деревни. Это наша деревня, наш дом, наши храбрецы в этой земле, как их оставить?»

Армине Айрапетян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image