Трагедия карабахцев: О днях плена, сохраненном единственном подарке от мужа, селе Хачмач: рассказывает Нуник Мардян

24 апреля, 2024 - 14:23

Помню, когда мне было 4 или 5 лет, отец бросал меня под самфй потолок и спрашивал: когда же ты вырастешь? А я отвечала: вырасту и буду готовить для тебя. Потом мы услышали, что он погиб. Моей матери было очень трудно одной воспитывать четверых детей. Я был еще молода, когда азербайджанцы убили нашего соседа и посадили на лошадь. Лошадь нашла дорогу в деревню. Стенания были неописуемые. Такое отношение к армянам было всегда.

Я вышла замуж в 17 лет в селе Хачмач. У нас с мужем 5 детей: 4 мальчика, 1 девочка. В 1988 году муж умер от болезни.

Во время погромов в Баку мой деверь и его семья бежали в Россию. Наша семья понесла немало потерь: в 1994 г. погиб мой зять, в 2020 году убили сына моего младшего сына.

В селе Хачмач в 1990-е годы мы провели немало дней в укрытиях. Были времена, когда нам приходилось жить по 30 человек в одной комнате. Ходили собирать колосья с полей, потом мололи их на мельнице, пекли хлеб и поддерживали свое существование, пока мужчины были на передовой.

19 сентября 2023 года я была дома. Стали звать всех выходить, но меня трудно было убедить. Я пошла домой к брату. Слышались выстрелы, мы думали, что это наши, защищают деревню. Я вернулась домой попить чай. Стрельба усилилась. Через два часа нам сказали покинуть село, но я опять не послушаласть. Затем в наш дом вошли 10 азербайджанцев: заварили чай, попивают. И меня угостили. Я с ними говорила по-азербайджански. Им было уютно в нашем доме, они ели и пили чай. Перевернули дом, чтобы найти деньги. Хотя я сказала, что денег нет. Искали под матрасами золото. Потом мне велели снять серьги. Я отказалась, не смогла — это единственный подарок, который остался от мужа. Они не настаивали.

Привезли из дома брата консервы, яйца, картошку и начали готовить. Меня тоже хотели угостить, я отказалась. Я видела, как они вторгались в сады и грабили дома.

Потом меня отвезли в Физули, где я пробыла 5 дней. В Физули нас кормили 3 раза в день. Два азербайджанских журналиста пришли взять интервью. Потом, как и обещали, меня привезли в Степанакерт.

По дороге я видела разрушенный Гадрут, строительство в Шуши. В Шуши к нам присоединились и другие пленные, около 10 человек. Нам пообещали, что не сделают ничего плохого.

Мы доехали до Степанакерта и поняли, что началась массовая эвакуация. Мои родные плакали от радости, услышав мой голос.

Мы приехали в Ереван 26 сентября. На следующий день у меня случился инсульт, и я оказалась в больнице. Второй и третий инсульты были уже в больнице. Зрение ухудшилось, и мне сделали операцию.

У меня никогда не было таких проблем. Я была абсолбютно здорова, возделывала огород, весь день была на ногах.

Я хочу вернуться в Арцах. Мой двор, мой дом, мой сад, моя деревня… Наш урожай, наверное, уже созрел, деревья зацвели… Нет лучшей зелени в мире, чем наша. Мне нравится все в нашей деревне. Я не могу не думать о Хачмаче.

Татев Азизян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image