В Литературно-художественном клубе «АРКА» прошло мероприятие, посвящённое жизни и творчеству выдающегося русского поэта Бориса Слуцкого

31 мая, 2024 - 17:34

29 мая в Литературно-художественном клубе «АРКА» прошло мероприятие, посвящённое жизни и творчеству выдающегося русского поэта Бориса Слуцкого, 105-летие со дня рождения которого отмечается в этом году. Прозвучали стихи поэта разных лет, отрывки из статей и воспоминаний о нём.

Борис Слуцкий (1919–1986) — поэт фронтового поколения, прошедший Великую отечественную войну. Шумная известность его пришлась на вторую половину 1950-х, годы Оттепели. Тогда же вышла первая книга Слуцкого “Память” (1957). За год до этого Илья Эренбург писал о Слуцком: “Он умеет осознать то, что другие только смутно предчувствуют. Он сложен и в то же время прост, непосредствен… Если бы меня спросили, чью музу вспоминаешь, читая стихи Слуцкого, я бы, не колеблясь, ответил — музу Некрасова”.

“Именно Слуцкий едва ли не в одиночку изменил звучание послевоенной русской поэзии”, — скажет о поэте Иосиф Бродский. “Слуцкий — большой поэт, и место его в большом ряду вершин русской поэзии”, — в начале нового века утверждал Владимир Огнев.

Великая отечественная война, годы сталинизма, Оттепель, период застоя — все эти этапы пути страны и своей личной судьбы были отражены Слуцким в стихах с пристрастностью поэта и правдивостью летописца. Недаром поэт Олег Хлебников писал, что книгу стихов Слуцкого “можно читать от начала до конца — как классический исторический роман”. Высказался об этом в стихах и сам поэт:

Даже если стихи слагаю,
Все равно — всегда между строк —
Я историю излагаю,
Только самый последний кусок. 

 В ходе разговора о поэте гости клуба задавали вопросы о судьбе Слуцкого, об известных стихах и резонансных поступках поэта. Под занавес были прочитаны малоизвестные стихи Слуцкого об Армении. Приведём одно из них целиком:

Словно волна окатывает —
так и меня окидывает
от пят и до темени
горящим пламенем взгляда.
Это — Армения.

 

Высшая мера людских дел,
с добром и злом рядом
видимый невооруженным взглядом
Арарат. Он небо задел
своими снегами.
Это — Армения.

 

Скала. Она совсем гола.
Ни землинки на розовом камне.
Но мужик погорбоносей орла
тянет собственными руками
лозу из скалы.
Это — Армения.

 

Я был. Я видел. Я слышал речь.
Ни с чем не схожий клёкот, рокот.
Я слышал горных обвалов топот.
И я всегда буду беречь
на дне души
эту Армению.

Стихи, посвящённые природе Армении, армянским живописцам, а также поразившему поэта памятнику алфавиту в Ереване, составляют счастливое исключение в творчестве Слуцкого, никогда не писавшего о других национальных культурах, кроме русской. “Ни об одном народе Слуцкий не писал столько и, главное, так — с желанием “дойти до самой сути”, — как об армянах”, — написал переводчик и исследователь Георгий Кубатьян. Сам поэт писал об этом и в прозе: “Историческая память присуща народу меча и книги, меча, о котором вспоминает еще Ксенофонт, и книги, написанной древнейшими письменами, настолько почитаемыми, что им поставлен памятник — единственный в мире памятник алфавиту”. 

Вечер провёл распорядитель клуба Константин Шакарян (при участии Марии Матюшиной).

Литературно-художественный клуб «АРКА» создан под эгидой организаций ДИАЛОГ (Москва) и Армяно-Русской Культурной Ассоциации (Ереван).

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image