История без фальсификации: Шемахи в первой половине XVIII века

5 июня, 2024 - 22:46

С конца IX в. до третьего десятилетия XVI в. восточная часть исторической территории Собственно Албании-Алуанка, подвергаясь серьёзным этно-политическим и культурно-языковым изменениям, носила название Ширван. В политическом понимании Ширван был сердцем государства Ширваншахов с административными центрами в Шемахе, а затем в Баку, которые занимали своё особое место рядом со средневековыми городами Закавказья․ Со второй половины XVI в. до первой четверти XVIII в. значительная часть территорий Восточного Закавказья входила в состав Ширванского беглербегства Сефевидского государства с центром в Шемахе.

Многие исторические упоминания о средневековой Шемахе сохранились в восточных (арабских, армянских, персидских, османских) источниках, затем в сочинениях европейских авторов XVI-XVII вв., а в XVIII в. богатые исторические и этнографические сведения о крае сообщают и российские источники. Это обстоятельство было обусловлено активизацией кавказской политики Российской империи. Эта политика, начертанная императором Петром I и продолженная Екатериной II во второй половине века, предусматривала включение региона в зону российских интересов для усиления и укрепления военно-политического, торгово-экономического влияния империи вплоть до Северного Ирана.

Удобное географическое положение Шемахи формировало его место и роль в контексте военно-политических и торгово-экономических интересов региональных держав в XVIII в., предопределяя историческую судьбу всего Ширвана и населяющих его народов․ Так, воодушевленные восстанием афганцев на востоке Ирана в начале XVIII в. Сурхай-хан Казикумухский и Хаджи Давуд-бек Мушкурский, признав вассальную зависимость от османского султана, 7 августа 1721 г. совершают поход на Шемаху. Южный Дагестан и Восточное Закавказье оказываются фактически независимыми от иранских властей, и создаётся реальная угроза российско-османского военного столкновения в регионе.

Вскоре, в результате Каспийского похода Петра I (1722 г.), российские войска занимают важные стратегические пункты на берегах Каспия - Дербент и Баку, а флот выходит к портовым берегам Энзели и Решта в провинции Гилян․ Вскоре, 23 сентября 1723 г., в Санкт-Петербурге было подписано российско-иранское соглашение, по которому Иран в обмен на военную помощь против афганцев совершал территориальные уступки в пользу Российского государства. Согласно второй статье договора, западные и южные берега Каспийского моря с городами Дербент и Баку, а также провинции Гилян, Мазандаран переходили к Российской империи.

В свою очередь, османская армия в 1723 г. вторгается в Закавказье и захватывает Тифлис, обостряя российско-османские отношения. Однако при активном участии Франции сторонам удалось добиться мира, при этом во время переговоров император допускал возможность раздела Ширвана, но категорически отказывался обсуждать вопрос о уступке побережья Каспия и морского пути. Таким образом, 24 июня 1724 г. Османская империя признала территории, перешедшие к Российской империи по Санкт-Петербургскому соглашению, а Тебриз и бóльшая часть его провинции, Ереванская провинция, вся Грузия, Западный Иран с городами Хамадан и Керманшах перешли под контроль османов․ Ширван был объявлен Шемахинским ханством под опекой Османской империи без военного присутствия. В отличие от Санкт-Петербургского, Константинопольский договор стал не «виртуальным», а вполне реальным международным актом (где обе стороны добились поставленных военно-политический целей) и был ратифицирован правительствами.

В 1730-х гг. Надир-Кули-хан, концентрируя в своих руках фактическую власть в Иране и пытаясь вернуть бывшие иранские владения, с огромной армией направился в Восточную Армению, Восточную Грузию, «в страну албанцев» и «страну лезгин». Он разрушил Шемаху и к западу от старого города основал Новую Шемаху (город Аксу). Это решение иранского правителя имело трагические последствия для шемахинских армян, о чем весьма красочно рассказывает в своем «Повествовании» армянский каталикос Абраам Кретаци. Он описывает, как Надир разрушил город «и в 8 часах от Шамахи построил земляную крепость и приказал шамахинцев поселиться там».

Нездоровый и нечистый воздух, жара и «нехватка воды» с одной стороны, и постоянные набеги «тачиков - лакзов и суннитов, притеснявших армянское население», превращали новую местность невыносимой для шемахинских армян. В дни большого курултая, проходящего в Муганской степи, католикос всех армян Абраам Кретаци просит Надир-шаха разрешить армянам поселиться на новом месте, расположенном всего в часе езды от новой Шемахинской крепости, поскольку кроме неблагоприятных природно-климатических условий, армян беспокоили мусульмане. В просьбе католикоса обязательная часть составляла получение права на строительство церкви на новом месте, «так как невозможно проживание армянской нации без церкви, даже если это место было бы раем». Более того, его усилиями устраняется также налог, взимаемый за веру с «неверных» - джизья. Согласно указу Надир-шаха от 1741 г., от всех хакимов и амилов требовалось «не допустить насильственной исламизации» армянских женщин, мальчиков и девочек, угрожая жестоко наказать нарушителей порядка.

Еще в XVII в. английский путешественник Дженкинсон отмечал, что Шемахе был населен преимущественно армянами. Руководитель российской делегации 1715-1718 гг. в Ширване Артемий Волынский сообщал: «Христиане (армянской веры), которые во многих местах живут и особливыми деревнями, также имеют свои монастыри, при которых есть у них и епископ». Другой участник этой делегации шотландский врач Джон Белл в своей книге «Путешествие» представляет повседневную действительность и этнический состав Ширванского бекларбекства: «Наибольшую часть жителей составляют персы. Находятся также там знатное число грузинцов и армян. Народ тамошний говорит по-турецки, но чиновые люди по-персидски».

Посетивший прикаспийские районы в составе Персидского похода (1722 г.) И. Гербер отмечал, что до распада Сефевидского государства в Ширване «говорили смешанно по-турецки, татарский и персидский, а писали чисто по-персидски или фарси и держались вместе с ханом персидкой секты… Но после последнего разорения последователи персидской секты со всем истреблены, убиты и разорены. А хотя несколько из них остались, однако должны себя тайно содержать и называться суннами, ежели за ревность к вере не хотят лишиться жизни». Шиитское население либо бежало, спасаясь от мести Дауд-бека, а потом и Сурхай-хана, либо уничтожалось, а их деревни населялись «грабительными суннами, которые говорят турецким смешенно с татарским языком, а пишут по-турецки, так что ныне вместо прежних учтивых персиян никого там не находится, кроме грубых мужиков», - резумировал И. Гербер.

Отметим, что, истории средневековой Шемахи посвящены ряд научных трудов и публикаций с привлечением широкого круга архивных документов и различных нарративных источников. К сожалению, данную проблему нельзя считать полностью изученной. Наиболее полную этнополитическую историю Шемахи можно воссоздать, основываясь на данных разного характера источников, в том числе русских источников XVIII в.

Фонд «Гегард»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image