Русские в Баку под властью «азербайджанцев» в 1918 году

16 июня, 2024 - 18:09

Об отношении к русским в Азербайджане - 2

В своей статье «Далекие от реалий мифологемы» (http://russia-artsakh.ru/node/18959) доктор политических наук Михаил Александров затронул важную тему об  отношении к русским в современной Азербайджанской Республике. В условиях современного флирта Кремля с бакинским нацистским режимом на эту тему в российских СМИ наложено глухое табу.

Известно, что негативное отношение к русским со стороны азербайджанских националистов имеет глубокие исторические корни, начиная со времен покорения Ширвана и Баку русскими войсками, то есть тех времён, когда никакого «Азербайджана» и никаких «азербайджанцев» севернее Аракса не было и в помине.

На рубеже 1917-1918 гг., то есть ещё в период формального перемирия на Кавказском фронте, турко-татарские националисты подготовили и начали антироссийскую войну и этнические чистки на территориях, на которые претендовали мусульманские ханы и их османские хозяева. Тем самым они предали интересы России (которая не осуществляла призыв кавказских татар в армию) и открыто выступили на стороне Османской Турции.

Первыми массовыми жертвами этнических чисток мусаватистов стали демобилизованные солдаты, вырезанные в Шамхоре, и русские крестьяне Мугани (см. «Об отношении к русским в Азербайджане», http://russia-artsakh.ru/node/18982; «Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1920 гг.)»,

http://www.dk1868.ru/history/ZAKAVKAZ.html).

Но основная борьба всё же развернулась в Баку, крупном русском губернском центре  и нефтяной столицы России, где одновременно русские большевики и «татарские» националисты столкнулись в борьбе за власть в это крупнейшем русском промышленном центре Закавказья.

После поражения тюркских националистов в Баку весной 1918-го на помощь им пришла турецкая армия. Взятие города после длительной осады и нескольких неудачных штурмов стало возможным лишь благодаря предательству и бегству из города сил большевиков и дезертирства отряда Лазаря Бихерахова, оголившего фронт в момент штурма города. Турко-мусаватистский тандем   «отпраздновал» захват Баку массовой резней армянского населения.

После установления «новой власти» русские также попали в сложное положение, несмотря на то, что во взятой турецкой армией и подаренной марионеточному «Азербайджану»  столице устраивать резню русских, - как это было в Мугани и Шамхоре, - было явно несподручно.

Однако, по словам Бориса Байкова, главы русского Национального Совета Баку в 1918-19 гг.,  новоявленные «азербайджанские» власти  «тенденции к искоренению русского духа не скрывали, несмотря на всякие уверения в противном».

Из воспоминаний Бориса Байкова

…Если турки знали, что имъ дѣлать, то всего меньше знало Азербайджанское Правительство, что дѣлать ему въ отношеніи управленія занятымъ имъ Баку и тѣми областями, на которыя оно распространяло суверенитетъ своей новоявленной республики.

Двѣ задачи только были ему, повидимому, ясны: углубленіе борьбы съ армянами и насажденіе своего націонализма.

Начну съ послѣдняго. Національное Собраніе, въ апрѣлѣ или въ маѣ 1918 года объявившее объ отдѣленіи отъ Россіи двухъ ея губерній — Бакинской и Елизаветпольской и объ образованіи самостоятельнаго государства — Азербайджанской республики съ главнымъ городомъ Баку, составилось путемъ выдѣленія изъ числа депутатовъ Закавказскаго Сейма всѣхъ депутатовъ мусульманъ (ихъ было, кажется, всего 42), причемъ, такъ какъ въ депутаты отъ мусульманъ попали и депутаты отъ мусульманъ Батумской области, Аджаріи, Эриванской губерніи и другихъ мѣстъ, то и эти, никакого отношенія къ территоріи новоявленнаго государства не имѣвшіе, люди попали въ число его законодателей.

Чтобы ясно себѣ представить, кто былъ авторомъ зарожденія идеи этого новаго государства и какія именно преслѣдовались при этомъ цѣли, необходимо себѣ ясно представить, что представляла собою эта новая республика въ свѣтѣ исторіи.

Никогда обѣ эти губерніи не составляли единаго политическаго тѣла. Никогда онѣ не носили и какоголибо общаго пазванія, а тѣмъ болѣе названія Азербайджанъ.

Подъ этимъ именно названіемъ извѣстна одна изъ сѣверныхъ провинцій современной Персіи, каковая провинція составляетъ часть южной границы Закавказья, прилегая отчасти къ губерніи Бакинской, ко всей Елизаветпольской и частью къ Эриванской губерніи.

Присвоеніе себѣ этимъ новымъ государствомъ географическаго термина, относящагося къ части другого государства и къ иной совершенно мѣстности, явилось одной изъ главныхъ причинъ, почему Персія долгое время не хотѣла признавать этой новой республики и вступать съ нею въ какія-бы то ни было дипломатическія сношенія.

На самомъ же дѣлѣ территорія двухъ губерній (Бакинской, прежде носившей названіе Прикаспійской, а затѣмъ Шемахинской и Елизаветпольской), названныхъ совершенно произвольно Азербайджанской республикой, составляла когда-то рядъ вассальныхъ провинцій, принадлежавшихъ Персіи и распадавшихся на рядъ зависимыхъ отъ Персіи ханствъ: Кубинское, Бакинское, Ленкоранское (Талышинское), Ширванское (Шемахинское), Шекинское (Нухинское), Карабахское (Шушинское) и Ганжинское (впослѣдствіи Елизаветполь).

Всѣ эти ханства постепенно, на протяженіи ряда лѣтъ и въ результатѣ долгихъ войнъ Россіи съ Персіей, по мирнымъ договорамъ и трактатамъ (какъ равно и ханство Эриванское) перешли во владѣніе Россіи.

Всѣ эти полунезависимыя дикія государства, доставлявшія много безпокюйствъ и самой Россіи и вошедшей въ началѣ XIX вѣка въ ея составъ Грузіи, неоднократно грабили и своихъ сосѣдей и свою метрополію Персію и не только ничѣмъ не были между собою связаны, но нерѣдко враждовали и воевали другъ съ другомъ.

Ясно, что при этихъ условіяхъ искать историческаго оправданія вновь народившемуся государству было бы невозможно, а еще менѣе было основаній окрестить его непринадлежащимъ ему именемъ.

Еще весною 1918 года сконструировавшееся Азербайджанское Правительство одной изъ очередныхъ задачъ поставило себѣ націонализированіе органовъ власти. Задача эта, какъ мы увидимъ изъ дальнѣйшаго, оказалась Азербайджану совершенно непосильной. Тѣмъ не менѣе тенденціи къ искорененію русскаго духа не скрывали, несмотря на всякія увѣренія въ противномъ.

…Мнѣ лично пришлось вступиться за имущество одной фирмы: предпріятіе очень крупное, по существу русское, такъ какъ большинство акцій принадлежало русскимъ волжскимъ купцамъ, было представлено директоромъ-распорядителемъ армяниномъ, бѣжавшимъ изъ Баку въ ночь на 1-ое сентября. Захвативъ всѣ соотвѣтствующіе случаю документы, я поѣхалъ къ Б. X. Джеванширу, министру внутреннихъ дѣлъ, а также торговли и промышленности, и заявилъ ему требованіе о принятіи мѣръ къ охранѣ многомилліоннаго имущества (складовъ, пристаней, судовъ и проч.). Б. X. Джеванширъ, выслушавъ отъ меня, что крупнымъ акціонеромъ является коммерціи совѣтникъ И. Ф. Скрѣпинскій, отказалъ мнѣ въ моемъ ходатайствѣ на томъ основаніи, что Скрѣпинскій заинтересованъ во многихъ армянскихъ дѣлахъ и является другомъ армянъ, а потому-де Азербайджанское Правительство не можетъ оказать ему никакого содѣйствія.

Торжествовавшій свою побѣду мало-культурный націонализмъ Азербайджана создавалъ тяжелую, отравленную атмосферу.

(Архив русской революции. Т. 9. Берлин, 1923; http://www.miacum.ru/docs/baikov/#g14;  Архив Русской революции. TERRA-Политиздат. Т. 9-10. Москва. 1991,

http://www.dk1868.ru/history/ZAKAVKAZ.html).

Продолжение следует

Александр АНДРЕАСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image