Как Россия уступила Азербайджану значительные территории Дагестана и два села

17 июня, 2024 - 18:55

От редакции

В 2011-2013 годах в несколько этапов Кремль уступил Азербайджану значительные территории Дагестана. Территориальные уступки Азербайджану к тому времени были уже не первым подобным актом в новейшей российской истории.

В 2008 году наша страна передала Китаю 337 квадратных километров российской земли близ Хабаровска. Формально демаркация российско-китайской границы завершена. Поднебесная получила остров Тарабаров (Иньлун-дао) и часть острова Большой Уссурийский (Хэйсяцзы-дао). Ранее Россия уже потеряла остров Даманский (Чжэньбао), за который в 1969 году отдали жизни 58 советских пограничников. Кстати, потери китайской стороны в Даманском конфликте стремятся к 3 тыс. человек - представьте себе, насколько ожесточённо защищали каждую пядь родной земли советские пограничники. Но на этом территориальные претензии Китая к нашей стране не исчерпались, и это прекрасно известно.

В 2010 году депутаты Госдумы, несмотря на протесты учёных, подарили часть Баренцева моря Норвегии - порядка 80 тыс. квадратных километров шельфа. В итоге наша страна утратила 12 % акватории в этом районе. Ориентировочный объем добычи углеводородов в этой части шельфа стремится к 565 млн. кубометров - если судить по сегодняшним ценам на нефть и газ, под толщей воды скрыты ценности примерно на 30 млрд. евро.

Если бы не военный конфликт в Южной Осетии 2008 года, Россия могла бы подарить Грузии часть Чечни и Дагестана. О чём договаривались стороны, сегодня уже вряд ли кто-то узнает: вооружённое противостояние, развязанное Михаилом Саакашвили, положило конец переговорному процессу. Предположительно речь шла о Цунтинском высокогорном районе Дагестана и части Аргунского ущелья.

Однако территориальные уступки Азербайджану, - причём не только земель, но и целых двух сёл с 600-ми душ (по-иному и не скажешь!) жителей-лезгин, - позволяет по-новому взглянуть на проблему задабривания Кремлём диктаторского бакинского режима.

В эту политику вписывается и сдача им нацистскому бакинскому режиму армянского Нагорного Карабаха со всем его народом.

Равно как и процесс «делимитации и демаркации границ» между Арменией и Азербайджаном по апшеронскому сценарию, после этнической чистки в Нагорном Карабахе.

Кстати, после передачи земель Южного Дагестана «благодарность» алиевского режима не заставила себя долго ждать. После того как договор о демаркации границ одобрили депутаты Госдумы РФ, Азербайджан поднял арендную плату за Габалинскую РЛС с 7 до 300 млн. и тем самым вынудил Москву отказаться от её аренды.

Предлагаем вниманию читателя статью Руслана Горевого «Аттракцион неслыханной щедрости», опубликованную в газете «Наша версия» (№ 27) от 15 июля 2013 года, но остающуюся крайне актуальной в свете последних событий цена Южном Кавказе.

Передача части территории с горными пастбищами Азербайджану может повлечь за собой негативные последствия в Дагестане, где высоки безработица и социальная напряженность

Россия вновь уступила часть своей территории. На этот раз вслед за Норвегией и Китаем облагодетельствован Азербайджан. Причем столь щедрый подарок в Баку принимают уже второй раз за три года. Москва по-русски щедра: вслед за двумя селами с 600 лезгин нашим соседям отходит целый кусок Дагестана. Чем вызвана подобная щедрость и почему ей больше не сопротивляются в Махачкале - ведь южная автономия теряет не просто землю, а пастбища, которых республике и так не хватает? И правда ли, что бывший дагестанский руководитель Муху Алиев лишился поста за то, что публично устыдил главу МИДа Сергея Лаврова за сдачу российских интересов? Корреспондент «Нашей Версии» пытался ответить на эти и некоторые другие вопросы, касающиеся территориальных уступок соседним странам.

Для начала давайте выясним природу территориальных претензий официального Баку к нашей стране. Весной 1954 года часть пастбищ Хачмазского района Азербайджана была передана колхозникам Магарамкентского района Дагестанской АССР на 30 лет. Решение принималось Советом министров СССР, и азербайджанские власти, разумеется, не возражали. Для чего решено было передать эти пастбища? Дело в том, что собственных выпасов в Дагестане почти нет. Издавна местные жители гоняли пасти свой скот в соседние угодья - в Азербайджан и на Ставрополье. В 50-е годы процедуру зачем-то решили узаконить, хотя до этого такой необходимости не возникало ни в Российской империи, ни в СССР. В 1984 году Совет министров Азербайджанской ССР продлил действие договора еще на 20 лет.

А затем Советский Союз распался. Россия и Азербайджан официально признали друг друга в границах, сложившихся к 1991 году. Другими словами, в Баку формально отказались от части своей территории. Но в сентябре 2010 года президенты Дмитрий Медведев и Ильхам Алиев подписали двусторонний договор о демаркации границ. И Медведев, будучи главой государства, признал права Азербайджана на утраченную этой страной территорию. Сложно сказать, чем он при этом руководствовался: после выхода из СССР Азербайджан окончательно утратил юридические права на дагестанскую землю. И апеллировать к международным инстанциям в Баку не могли, так как договор об аренде не был межгосударственным, а касался лишь внутренних административных границ СССР.

Заявление стоило Муху Алиеву высокого поста

Замглавы МИДа Григорий Карасин докладывал депутатам Госдумы о подписанном протоколе так, как будто Россия одержала очередную геополитическую победу. Суть его доклада состояла в следующем: есть такая река, Самур, протекает она по российской земле. Теоретически её воды должны служить россиянам, но на практике азербайджанцы отбирают на свои нужды девять десятых всего водного ресурса. Проживающим рядом лезгинам воды уже не достается. После того как Москва и Баку демаркировали границу, Россия, терявшая до 90 % воды, стала терять только половину. Летом 2011 года Азербайджану отошли половина водозабора реки Самур, два дагестанских села с 600 лезгин и горные пастбища. «Обоснование, представленное Карасиным, «договор-де заключается во имя дружбы и кооперабельности», есть не что иное, как замыливание мозгов, - считает политолог Лев Вершинин. - Ведь земли переданы соседу, экономические и геополитические интересы которого нередко противоположны российским».

Почему же Россия отказалась от части своей территории, в то время как стоило подавать на Азербайджан в международный арбитраж и судиться до победного конца, тогдашний глава Дагестана Муху Алиев понять так и не смог. Дагестанский руководитель присутствовал на процедуре подписания договора в Баку и, говорят, чуть не сорвал торжественную церемонию, без обиняков заявив Лаврову в лицо: «Я думал, что вы министр иностранных дел России, а оказывается, вы азербайджанский министр». Это заявление, как полагают политологи, впоследствии и стоило Муху Алиеву высокого поста.

Вода в южном Дагестане дороже золота

Помимо реки и земельных угодий Азербайджан внезапно получил от России и нечто значительно большее - первое в своей новейшей истории международное признание границ. Ни Грузия, ни тем более Армения этих границ не признали. Соседний Иран в целом согласен с сухопутной границей, но наотрез отказывается признавать водную, проходящую по Каспию. И даже дружественная, почти братская, казалось бы, Турция не подписывает договор о границе с Азербайджаном, рассчитывая вернуть себе Нахичевань. А пикантности подписанному договору добавляет тот факт, что его текст отсутствует в открытом доступе. На официальном сайте президента России можно найти лишь закон о ратификации договора, но не сам договор. Не потому ли, что этот документ оговаривает передачу Азербайджану 3 тыс. гектаров дагестанской земли - чуть ли не втрое больше, чем Баку уступил Махачкале в 1954 году? И что, собственно, россияне получили взамен, кроме того, что азербайджанцы перестанут воровать воду?

Пока главой Дагестана оставался Муху Алиев, двусторонний договор, на тот момент еще не ратифицированный Госдумой, удавалось блокировать. Но недолго. «Дождались, когда Алиев покинет свой пост, - вспоминает заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Энвер Кисриев, - и осенью 2010 года, при новом руководителе Магомедсаламе Магомедове, договор о демаркации границ был подписан в кулуарной обстановке. Дагестанцы были просто поставлены перед фактом... Среди жителей южной части республики это вызывает серьёзные волнения. 90 % воды в реке Самур образуется на территории Дагестана, из ледников, но почти всю воду использует Азербайджан. А вода в южном Дагестане, можно сказать, дороже золота. Согласно международным нормам о водопользовании за воду Азербайджан должен был бы платить колоссальные деньги, но там никогда не платили и уже, получается, не будут платить».

Тем не менее незаконный отбор воды азербайджанцами продолжился и после ратификации договора. Мало того, сразу же после того, как договор о демаркации границ одобрили депутаты Госдумы, Азербайджан поднял арендную плату за Габалинскую РЛС с 7 до 300 млн., и тем самым вынудил Москву отказаться от её аренды. «Может, наши политики приведут свои аргументы в пользу договора, но люди не станут их слушать, когда столкнутся с нехваткой воды, с проблемой выпаса скота, - уверен Энвер Кисриев. - А это неизбежно повлечет за собой эскалацию напряженности на границе с Азербайджаном».

Лезгины отказались от азербайджанских паспортов

Пока велась демаркация, происходили удивительные вещи. После того как на территории Азербайджана оказались два дагестанских села, Урьян-Уба и Храх-Уба, 600 местным жителям предложили получить азербайджанские паспорта. Лезгины наотрез отказались. Им пригрозили депортацией, а для пущей убедительности азербайджанские военные подогнали к границам села Урьян-Уба несколько армейских грузовиков. И сельчане смирились. Зато жители Храх-Уба проявили твердость: против военных, вооружённых автоматическим оружием, они вышли с древними винтовками. Началась беспорядочная стрельба. Были ли жертвы и пострадавшие в результате перестрелки, узнать у бакинских властей не удалось. Азербайджанских паспортов люди в итоге так и не получили, но чуть не лишились российских. Выяснение, кто теперь чей, длилось полтора года. В конце концов, правительство Дагестана выделило храх-убинцам землю, где они могли бы обжиться. На эти земли переехали несколько десятков человек. Остальные 140 семей продолжают мыкаться по знакомым, лишившись своего угла, но всё ещё не желая покидать родные места.

Дальше - больше. В ходе демаркации обнаружилось, что два села и 600 человек - это только начало передела. «Азербайджан получил земли, за счёт которых живут около 300 тыс. лезгин, - заявил недавно один из лидеров Федеральной лезгинской национально-культурной автономии (ФЛНКА) Сабир Мамедов. - В республике даже между представителями дагестанских народов возникают трения и конфликты по поводу каждого метра земли, но дело даже не в этом - федеральные власти совершенно не учли реалии жизни на Кавказе». Почему? Да потому, что всего в Дагестане живет чуть менее 400 тыс. лезгин. Это четвёртая по численности нация. Традиционно во власть лезгин не пускают более многочисленные аварцы с даргинцами, деля её между своими представителями. Таким образом, лезгинам была уготована роль вечных оппонентов власти, вечных оппозиционеров. И теперь у аварцев с даргинцами появилась возможность уладить все споры с оппонентами радикальным путем, раз и навсегда, просто передав практически всех их Азербайджану.

Разумеется, лезгины с таким поворотом не могли согласиться. «Мы не собираемся выдвигать какие-то националистические лозунги, хотя нас пытаются выставить радикальными националистами, - объясняет один из лидеров лезгинского движения «Садвал» Альберт Эседов. - Мы лишь пытаемся достучаться до федеральных властей, объяснить им, чем может быть чреват договор о демаркации российско-азербайджанской границы». Эседов надеется, что всё ещё можно повернуть вспять.

Передачу сёл расценили как слабость Москвы

На сегодняшний день Азербайджану успели передать пять сёл. Конфликта удалось избежать только в одном-единственном случае. И вновь лезгины не могут получить точную информацию о числе пострадавших в столкновениях с азербайджанскими полицейскими и военными, - в Баку делают вид, что не пострадал никто. Пока выясняют отношения лезгины и азербайджанцы, но всё может измениться в самой ближайшей перспективе. По мнению представителя Российского института стратегических исследований, специалиста по проблемам Северного Кавказа Василия Иванова, решение о передаче части горной территории России Азербайджану «повлечёт за собой крайне негативные последствия в Дагестане, где высоки безработица и социальная напряжённость, и существенно ухудшит материальное положение огромного числа лезгин». Кроме того, происходящее воспринимают в республике как слабость Москвы. А уж насколько это обострит проблему исламского экстремизма в регионе, можно только гадать.

Сергей Решульский, депутат Государственной думы и уроженец Дагестана прокомментировал тогда ситуацию

- Большой материальный урон наносится не только южному Дагестану, но и всей России в целом. Мы даже не можем пока оценить последствия - они могут быть непредсказуемыми. Ведь очевидно, что российско-азербайджанский договор разделяет речной водозабор несправедливо и непропорционально. Да он и не меняет ничего: Азербайджан как использовал эту воду незаконно, на 5 млрд. рублей в год, так и продолжает это делать. Хотя 96 % водостока - российская земля. В советские времена внутренняя граница проходила по правому берегу Самура, по территории Азербайджана, а Медведев согласился провести линию границы по центру реки.

Но самое опасное и болезненное то, что водораздел Самура разделил лезгинский народ надвое. Трудно представить, что будет с лезгинами, оказавшимися на территории Азербайджана. Их уже начали вытеснять оттуда под угрозой физического уничтожения. Принимать азербайджанское гражданство лезгины не хотят, а бросить всё и уйти с насиженных мест - не могут. Это будет означать для них нищенство.

Материал подготовил Александр АНДРЕАСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image