Группа Manapart: «Оставаться людьми несмотря ни на что»

20 июня, 2024 - 18:13

Manapart — ню-метал группа, сочетающая в композициях экспериментальное звучание с этническими мотивами.

21 июня анонсирован второй полноформатный альбом Red. Армянский музей Москвы решил поговорить с музыкантами о процессе создания песен, источниках вдохновения и влиянии Армении на их творчество.


Елена: Недавно вышел сингл Bull's Eye, что послужило вдохновением при создании?

Арман (гитара): Изначально появилась музыка к этой песне. Хотелось достаточно простого музыкального рисунка, чтобы он бил прямо в голову.

Артём (вокал): Bull's-eye — первый трек, который появился в альбоме. Арман сначала придумал мелодию, а потом она постепенно обросла вокальной линией, партиями барабанов, баса. Мы хотели что-то ритмически простое и ровное.

Арман: Текст появился потом. Мы вдохновились дикторской историей XX века. Куплеты вышли хладнокровными, отсылая к формату пропаганды, которая велась по радиоприемникам.

Иван (бас-гитара): Причем это не относится к какому-то определенному лицу или историческому персонажу.

Елена: В какой момент появился образ быка? В вашей дискографии часто возникают образы животных, вкладываете ли вы в это особый смысл?

Арман: Мы любим придумывать правила, которые не обладают особым значением. Нам нравятся определенные закономерности. Например, в каждом альбоме у нас девять треков. Мы придерживаемся этого.

Артём: То же самое про животных.

Арман: Да, мы подумали, что было бы интересно тему животных развивать дальше. Это касается и ярких красок, которые присутствуют в альбоме. Поэтому образ животных используется из обложки в обложку. Если вы обратили внимание, предыдущий сингл был в схожей стилистике, тоже с красным быком, мы это продолжаем и в новом альбоме. Первая песня, с которой он начинается, называется Red. Мы долго думали над названием песни. С английского языка bullseye переводится как яблочко в центре мишени для дартса. Поскольку слово «булзай» пишется слитно, мы решили его разделить на две части — Bull's Eye — так интереснее.

Елена: Какая концепция у нового альбома?

Захарий (ударные): Этот альбом мы попытались сделать шире: о каких вещах мы говорим, как мы о них говорим, и как звучат песни. Там больше экспериментов, отступление от жанра, которого мы придерживались в нашем первом альбоме и последующих песнях. Я думаю, что глубже его можно понять, именно послушав, а не из наших слов.

Елена: На что вы ориентировались в плане звучания?

Артём: На самом деле, ни на что. Всё, что приходит в голову Арману и Захару, мы берём и транслируем в музыку. Поэтому альбом будет не таким, как первый. Песни не будут в одном стиле. Будет песня, которая называется Наутилус. Очень экспериментальная, но мы решили её добавить в альбом. Поэтому здесь нет никаких конкретных групп, никаких ориентиров.

Арман: Не конкретные группы, но жанры. Я в последнее время очень много слушал пост-рок, и это повлияло на звучание и настроение песен. Но если мы говорим об альбоме, то он как калейдоскоп эмоций, который включает в себя определенное путешествие, от первой до последней песни. Всё начинается с агрессивного звучания, которое перетекает к восточным мотивам, а замыкается личной историей. Этот концепт сохраняется с первого альбома.

Иван: Человек как ретранслятор всего прослушанного извне.

Елена: Вы говорили о том, что видите потолок, когда исполнители концентрируются только, например, на фолк-материале. Как вы находите золотую середину, чтобы использовать мотивы, но не злоупотреблять национальным материалом?

Артём: Нет изначальной цели специально использовать национальные мотивы. Это приходит естественно. Если взять песню Vostok — да, там есть восточные мотивы, и в том числе, армянские. Но изначально она была записана на электрогитаре, которая никак не коррелирует со звучанием музыки Востока. При этом мы это транслируем. Был и удачный эксперимент с песней Roombaya, с добавлением туда зурны.

Захарий: Внутренний фильтр в любом случае присутствует. Мы понимаем, что придумывается песня, но редко у песни есть задача быть фолковой или нет.

Арман: У песни есть цель не быть фолковой.

Захарий: У базиса мелодии нет цели. У нас есть цель не писать чисто фолк. Но приходит мелодия, она либо имеет отсылку к народной музыке, либо не имеет. Мы в любом случае ее развиваем. Жанрово песни остаются в той же самой канве.

Арман: Нам в целом нравится восточное звучание. Оно возникает неосознанно, поэтому не трансформируется в фолк. Мы изначально это не закладываем. Условно говоря, когда в семье все говорят определенным образом, то ты волей-неволей подхватываешь. И мы с Захаром этнические армяне — в нас это уже заложено.

Артём: Мой самый любимый аргумент: многие люди любят группу Rammstein. Большинство из них не знает немецкого языка, они не понимают текстов, не знают, о чем они, но эмоция захватывает — людьми движет музыка. Я считаю, что это самое главное. Это то, чего я добиваюсь. Эмоции и движения.

Елена: Как на вас влияет нахождение в Армении?

Арман: Это очень сильно вдохновляет на написание материала. Если бы у нас была возможность находиться там всей группой на протяжении долгого времени, то мы бы с удовольствием записали клип и посотрудничали с местными музыкантами. Я считаю, что место, в котором ты находишься, оставляет след в творчестве. Уверен, что там наша группа создала бы материал, в котором «армянскость» чувствовалась намного сильнее.

Елена: Хотели бы вы посотрудничать с армянскими музыкантами в Ереване? 

Иван: Да, с джазовыми в первую очередь.

Елена: Можете пару слов сказать про джаз и, в частности, про армянский?

Захарий: В Ереване несколько джаз-клубов, достаточно продвинутые музыканты. Одно удовольствие! Есть, кого послушать. Я еще и Арто [Тунчбояджяна, джазового исполнителя — прим. редакции] увидел вживую. Феноменальный человек.

Елена: Если выделять одного армянского джазового исполнителя, то кого вы бы назвали?

Захарий: Это точно Тигран Амасян.

Арман: Мы подарили ему наш альбом.

Захарий: Абсолютно фантастический исполнитель, который сделал себе имя в западном джазе, а потом начал продвигать армянскую музыку. Он очень разноплановый музыкант.

Арман: Армению надо продвигать.

Елена: Возникают ли у вас визуальные образы, когда вы создаете музыку? Есть ли образы из кино, которые вплетаются в вашу музыку?

Арман: Когда я писал Roombaya — образ на обложке изначально был в моей голове.

Арман: Я представлял шабаш вокруг костра, и как люди выплескивают свои эмоции в экстатическом танце, высвобождающем энергию. Очень сильно на меня повлиял армянский кинематограф, в том числе — «‎Цвет граната» Параджанова. Я его посмотрел очень давно, в последних классах школы. И это оставило неизгладимое впечатление, хотя тогда я не понимал происходящее в фильме. Также в армянском кинематографе есть экранизация произведения «‎Гикор». Картины из этого фильма у меня постоянно перед глазами, поскольку я в детстве все лето проводил в Армении. Все образы очень сильно запечатлены в памяти. У нас есть песня из нового альбома — Noah's Ark, в переводе Ноев ковчег. И там есть гитарное соло, очень простое, которое вдохновлено армянскими горами и лугами. Когда пишешь музыку, это всё возникает в воображении.

Елена: У всей группы возникают определенные визуальные образы на ранних этапах создания музыки?

Артём: Я думаю, что сначала у Армана, потому что он основной автор наших треков. У него у первого возникают эти образы, эмоции и ассоциации, которые он потом передаёт нам. Я буду всегда повторять одну и ту же историю: для меня музыка важнее текста. Как только появляется текст, и мы начинаем смотреть в одну сторону, тогда картинка обретает глубину.

Елена: Влияет ли на вашу музыку литература?

Артём: Это будто формирует общий пласт, из которого можно дальше доставать переживания и мысли. А они выливаются в музыку.

Арман: Если разобрать каждую песню из нового альбома, то можно найти отсылки к литературе. Например, одна из новых песен — Jupiter — вдохновлена «‎Преступлением и наказанием». Но не сюжетом, а разломом, который происходит в произведении после убийства. Раскольников до и после этого события — два совершенно разных человека. Вся песня завуалировано развивает эту тему. Даже если человек раскаивается, он всё равно не может повернуть время вспять.

Елена: 29 июня и 5 июля состоятся презентации альбома в Москве и Санкт-Петербурге. Чем планируете удивить слушателей? Что их ожидает?

Иван: Их ожидает больше новых песен. Наша программа стала шире. На презентацию альбома придёт Арсен Костанян, исполняющий музыку на дудуке и зурне, а также Дарья из группы Tardigrade Inferno.

Елена: Что вы пожелали бы нашим читателям?

Арман: Оставаться людьми несмотря ни на что.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image