Низами Гянджеви: очередное присвоение иранского наследия Азербайджаном

10 июля, 2024 - 19:33

Противоречия между Ираном и Азербайджаном не ограничиваются политической сферой. Разногласия между этими странами носят гораздо более широкий характер и вызваны попытками Азербайджана присвоить себе историческое наследие Ирана.

Пожалуй, одним из наиболее ярких примеров присвоения иранского наследия является азербайджанизация Низами Гянджеви (1141-1209), одного из классиков персидской поэзии.

Настоящее имя Низами Гянджави - Джамал ад-Дин Абу Мухаммад Ильяс ибн Юсуф ибн Заки ибн Муайяд. Поэт более известен под литературными именами Хаким Низами и Низами Гянджеви.

О биографии поэта точных сведений не сохранилось. По некоторым данным, мать Гянджеви была курдского происхождения, отец - выходцем из Центрального Ирана. Единственным аргументом Баку в пользу того, что Гянджеви является «азербайджанцем», является то, что поэт родился и вырос в Гандзаке (Гянджа), в городе, который сейчас находится на территории Азербайджана. Но Низами поэт двенадцатого века, а в тот период об «азербайджанском» народе не могло быть и речи. Более того, в двенадцатом веке кочевые тюркские племена только проникали в регион и, в отличие от местных жителей, не имели развитой культуры, в том числе и литературной традиции.

Азербайджан начал присваивать Гянджеви еще с советского времени, в рамках кампании по созданию собственной истории и представления азербайджанцев как коренного народа региона. Для вновь созданного государства нужно было придумать богатое прошлое: у народа должны были быть исторические и культурные герои и деятели. А поскольку всего этого в Азербайджане не хватало, начался процесс узурпации исторического и культурного наследия соседних народов, который был поддержан на самом высоком уровне советской властью.

Эта работа была предпринята накануне Второй мировой войны. Необходимо было поднять национально-патриотический дух народов страны, тем более, что в 1937 г. сталинское беззаконие и массовое насилие в известной степени сломили этот дух в республиках. Именно поэтому был принят ряд мер по поднятию патриотического духа народа. Среди других шагов на пути к этой цели - широкое празднование 800-летия «Витязя в тигровой шкуре» классика средневековой грузинской литературы Шота Руставели  и 1000-летия армянского народного эпоса "Давид Сасунский". Встал вопрос о необходимости празднования юбилея любого азербайджанского писателя или деятеля во всесоюзном масштабе. Искали-искали, но подходящей величины не нашлось, поиски закончились неудачей. Однако Сталин лично дал указание найти подходящую азербайджанскую фигуру, не менее старую. Мирджафар Багиров, тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана, один из самых верных приверженцев Сталина, с энтузиазмом приступил к работе. Были мобилизованы не только интеллектуальные силы Азербайджана. По указанию сверху к делу был также привлечен ряд ученых из Москвы и Ленинграда. На этот раз поиски привели к Низами, 800-летие со дня рождения которого должен был исполнится в 1941 году. Крючок вроде бы был опущен правильно, было за что ухватиться: великий поэт какое-то время жил в Гяндже.

Это написал в 1989 году в своей статье «Забытая ложь: принадлежит ли Низами Гянджеви к азербайджанской культуре?" историк Грачик Симонян. По словам историка, ряд ученых из Москвы и Ленинграда присоединились к кампании азербайджанизации Низами из-за страха перед репрессиями.

Таким образом, в конце 1930-х - начале 1940-х годов начался процесс азербайджанизации Низами. До этого Низами был представлен в советской литературе как иранский поэт. 

Несмотря на настойчивые попытки искажения, известные представители школы востоковедения называли вещи своими именами:

А сейчас в Азербайджане готовился юбилей великого поэта Низами. С Низами была некоторая небольшая неловкость: во-первых, он был не азербайджанский, а персидский (иранский) поэт, хотя жил он в ныне азербайджанском городе Гяндже, которая, как и большинство здешних городов, имела в Средние века иранское население.

Востоковед Игорь Дьяконов  

Азербайджан продолжил политику присвоения Низами даже после распада СССР. При этом Баку не тяготил даже тот факт, что поэт писал исключительно на персидском языке. Но, учитывая именно этот факт, в 2013 г. в Азербайджане персидские надписи на могиле Низами Гянджеви удалили, заменив их азербайджанскими переводами.

Иран резко отреагировал на эти действия Азербайджана. Представитель МИД Ирана заявил, что этот шаг не изменит культурно-историческую сущность Низами, а директор Организации культурного наследия Ирана направил письмо протеста в ЮНЕСКО.

Мы призываем ЮНЕСКО принять незамедлительные меры, чтобы остановить этот антикультурный акт и вернуть надписям их первоначальную версию.

Министр культуры Ирана также напомнил, что территория Азербайджана находится в цивилизационной и культурной сфере Ирана.

Недальновидные элементы, пытающиеся уничтожить культурные ценности Ирана, персидский язык и литературу, не достигнут своей цели.

Однако Азербайджан очень активен в деле азербайджанизации Низами. Благодаря стараниям Баку в разные годы в разных городах мира был установлен памятник Низами Гянджеви как «азербайджанскому писателю». Среди этих городов Рим, Ташкент, Санкт-Петербург, Москва, Пекин, Кишинев, Чебоксары. Установка этих статуй вызвала недовольство не только иранской стороны, но и востоковедов.

Паула Орсати, доцент кафедры персидского языка и литературы в римском университете Сапиенца, подчеркнула, что установка статуи в Риме вызывает реакцию на подобные искажения. А Иван Стеблин-Каменский, декан факультета востоковедения СПбГУ, член-корреспондент РАН, сказал:

«Мы подготовили специалистов в новообразованных странах, но, как показало общение с ними, там много научных фальсификаций. В их произведениях нет объективного взгляда на историю, на ход исторического развития. Иногда это просто фейк. Например, Низами, памятник которому установлен на Каменноостровском проспекте, объявлен великим азербайджанским поэтом и это обосновано тем, что он жил на территории нынешнего Азербайджана».

Продвигаясь вперед в этой политике, Баку также направляет протест во все те структуры, которые «осмеливаются» представить Низами иранским писателем. Например, в 2012 году, когда рукописи из «Хамсы» Низами выставили в Национальной библиотеке Англии и назвали ее иранским наследием, посол Азербайджана встретился с руководством библиотеки и выразил недовольство по этому поводу. Аналогичным образом в 2021 году Баку направил жалобу в Метрополитен-музей Нью-Йорка, поскольку там Низами Гянджеви также был представлен в разделе персидской литературы. В Азербайджане это сочли «искажением фактов». Этот же год был объявлен в Азербайджане годом Низами. А в 2012 году они основали в Азербайджане международный центр Низами Гянджеви, куда также организуют визиты высокопоставленных иностранных делегаций, продвигая тем самым тезис о том, что поэт «был азербайджанцем».

Азербайджан в своей политике зашел так далеко, что они участвуют в книжных выставках, проводимых в Иране, и представляют там Низами Гянджеви как азербайджанского поэта и на месте противостоят поправкам иранской стороны. Этот способ работы пропагандируется в Азербайджане на уровне Ильхама Алиева, который также не упускает возможности выставить поэта азербайджанцем.

Иранская сторона продолжает внимательно следить за этими действиями Азербайджана и, в свою очередь, активнее противодействует пропаганде Баку. Об этом свидетельствует тот факт, что последние три года в Иране проводится неделя чествования Низами Гянджеви, в рамках которой в этом году в Тегеране  был установлен памятник Низами Гянджеви, а также 2022 году учреждена награда имени Низами. Ее вручают деятелям, внесшим большой вклад в сферу культуры и искусства.

В течение недели чествования организуются различные мероприятия, посвященные Низами, в том числе научные конференции. В марте 2024 год на одной из таких конференций, состоявшейся в Урмии, обсуждалась проблема азербайджанизации Низами. Участник конференции писатель Мостафа Голизаде обратил внимание на то, что приписываемые Низами тюркские диваны изобретены Азербайджаном, что совершенно необоснованно, поскольку написано на современном языке. На этой конференции также была выражена обеспокоенность о том, что при таком темпе действий Баку добъется успеха на международной арене в вопросе о азербайджанизации Низами.

Попытки узурпации Низами также регулярно освещаются иранской прессой. Иранская государственная газета «Иран», например, назвала действия Азербайджана культурным воровством, а в интервью газете «Хорасан» Ахмад Фаршбафян, преподаватель персидской литературы в Тавризском университете, подчеркнул:

Они не имеют никаких ценных сокровищ в своей истории и пытаются создать историю и цивилизацию. У Низами Гянджеви нет даже ни одного бейта на тюркском языке. Его мать была курдянкой, а отец - персом.

И все же, хотя на местном и международном уровне Азербайджан прилагает серьезные усилия, чтобы представить Низами азербайджанцем и даже уничтожает персидские буквы с надгробий, как это делается и в случае с армянскими памятниками культуры, факт остается фактом: Низами Гянджеви был иранским поэтом, он творил исключительно на персидском языке и восхвалял Иран.

И лучший ответ на ложные претензии азербайджанцев дает сам поэт. «Весь мир - тело, а Иран - сердце», - так выразил свою любовь к Ирану Хаким Низами.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image